О книгах Кирилла Ковальджи и Алексея Пурина

О книгах Кирилла Ковальджи и Алексея Пурина

Воздух, № 2-3, 2017

О книгах Кирилла Ковальджи и Алексея Пурина

Кирилл Ковальджи,
«Поздние строки: Новые стихотворения»

М.: Вест-Консалтинг, 2017

В «Поздних строках» собраны последние стихотворения Кирилла Ковальджи. Это книга о примирении со смертью — от удивления («Это я — старик?») до принятия неизбежного («Старость — минное поле,/ Которое не перейти»). А потому не удивительна поэтическая апатия: из 188 стихов «Поздних строк» большинство написаны в 2014-2015 годах: «Я не сочиняю уже полтора года. Разве что иногда что-то приходит непроизвольно. Считаю, что я закончил» (из последнего интервью). Тексты здесь небольшие — в основном от 2 до 8 строк. Помимо размышлений о старости и грядущем уходе, Ковальджи пишет о России («государственная сталь»); об отношении художника к слову («Дни без строки/ как пустые вёдра/ полны тоски»); о любви («Слова любви/ запылились, как старые окна,/ вывожу на них пальцем/ вопросительный знак» — отсылка к его же стихотворению полувековой давности «Паровоза ровный шум»); перекликается с предшественниками («Умирая на каменоломне/ (первый сборник «Камнем» он назвал)») и др. «Поздние строки» вышли в январе 2017 года. Весной Ковальджи уже не писал. В телефонном разговоре — за день до смерти — прочёл последнее стихотворение, продиктованное близким не позднее начала марта:

В миру, где крови произвол,/ где царство тлена,/ воспеть хочу я стул, и стол,/ и пол, и стены./ Ещё б хвалу я произнёс/ моей кровати,/ где память горечи, и слёз,/ и благодати./ Но всё не стоит ни гроша,/ не внял покуда:/ у дома женская душа —/ простое чудо.

О книгах Кирилла Ковальджи и Алексея Пурина

Алексей Пурин,
«Седьмая книга»

СПб.: Издательско-полиграфическая компания «КОСТА», 2017

Седьмой сборник лирики петербургского поэта, в который вошли переработанные тексты из собрания «Почтовый голубь» (2015) и несколько новых стихотворений. В центре «Седьмой книги» — мёртвая плоть: история, архитектура и классическая литература. Телесность («Архаика», «Таро» и др.), скрывавшая ключевой для Пурина мотив умирания культуры, отошла на второй план. В сборнике всего несколько эротических стихотворений («Архаический торс Аполлона», «Вестник»). Теперь разговоры о времени и вечности Пурин ведёт на историческом фоне — во время путешествий по Европе, описывая храмы, местности и т.п. Стихи из раздела «Пропущенное» насыщены тропами и образами; они объёмны, позволю автоцитату, «не только визуально, но и ассоциативно». В основном это тексты 1990-х годов, когда автор не только не стеснялся страстей (вспомним цикл «Письма вслепую»), но и всего себя ставил на кон. Второй раздел, «Почтовый голубь», составляют стихи преимущественно 2011-2015 годов, более сухие, с очевидным эмоциональным спадом и упрощением языка. Кажется, эстетика для Пурина теперь важнее нарратива, и если он ищет новые смыслы, то лишь в оттенках категорий, прошедших проверку временем.

Голубем почтовым из ладони,/ оставляя в ней на миг тепло,/ в небосвод стремясь, на небосклоне/ пропадая (ветром унесло,/ смыло синью, белого на белом/ различить не в силах глаз),/ как спешит душа, простившись с телом/ в смертный час,// в небеса, не виданные тленом,/ сколь бы ни был мил,/ к наперёд не ведомым вселенным/ от немых могил, —/ так и ты лети, стихотворенье,/ письмецо для глаз Иных, —/ до исчезновенья, растворенья/ горестей земных!

Ссылка на текст: http://www.litkarta.ru/projects/vozdukh/issues/2017-2-3/hronika/

Share on facebook
Share on twitter
Share on pinterest
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram

Еще записи по теме