О книге Андрея Таврова

О книге Андрея Таврова

Воздух, № 37, 2018

О книге Андрея Таврова

Андрей Тавров,
«Плач по Блейку»

М.: Русский Гулливер; Центр современной литературы, 2018

В «Плаче по Блейку» Андрей Тавров привычно пытается вывести объект за рамки человеческих представлений о нём («мыслит ангел вещами,/ а вода рыбой») — в бесконечном, однако недостижимом поиске первоосновы («Птица летит птице навстречу,/ к себе приближаясь, к себе приближаясь, к крику»). Эту задачу он пытается решить на протяжении многих книг. Но если в концепции, скажем, «Державина» (2016) лежало знание о времени, которое после лобного места потекло в разные воронки и, в конечном счёте, исчезло («и идёт изнутри неподвижный как речка свет/ низвергаясь в небо где времени больше нет»), то в «Блейке» Тавров движется вслед за мировоззренческим ориентиром — от хаоса к гармонии, через религиозные и этические противоречия: от «Ангелы видят сердце Блейка — что-то вроде безрукого/ и безногого инвалида…» до «Сердце Блейка бежит мимо цветущих груш». Герой Таврова — в Блейке, а Блейк в своих предшественниках, в башмаках и каштанах, в снежном коме наслаивающихся парадоксов и первооснов, до которых и пытается добраться автор. Эти метаморфозы и взаимопроникновения в поисках платоновских начал — тот базис, на котором зиждется поэзия позднего Таврова. То, что стало возможным после собственной мировоззренческой метаморфозы (Суздальцев-Тавров), личного лобного места. (И если стихи Андрея Суздальцева чаще неструктурированно замыкались в себе, то тексты Андрея Таврова — целенаправленный философски однородный поиск.) Надежды на успех в этом поиске почти нет, она только там, где слова, срезонировав от чего-то не познаваемого до конца, оставляют в памяти послевкусие, равное прикосновению истины. Новое измерение эта поэзия (и «Блейк», в частности) приобретает в цикле «Шести-/ стишия», опирающегося на гексаграммы, расшифровка которых идёт снизу вверх. Так следует прочитывать и эти стихи, «ведь так горит костёр, так растут цветы и деревья, люди и животные. Так летают птицы». И если следование за Блейком вело по извилистому, но всё же линейному пути от бунта к приятию бытия, то философия гексаграмм предполагает переплетения хаоса (огня, стремящегося вверх) и гармонии (стремящейся вверх жизни). Их уравновешивание и пересечение. Крест. «Плач по Блейку» — поэтические мемуары о времени и временах («ангел бабочек <…> авианосец»), которые соприкоснулись через зазор в несколько столетий.

и дирижабль как Данте стынет в небе/ вынь из себя себя из слова все слова/ вынь яблоки из яблока вынь ли́ца из лица/ из пустоты поёт единственная вне времён/ включая ту последнюю что видишь/ вынь говорю из птицы лишних птиц// Лишнее (читать снизу вверх)

Ссылка на текст: http://www.litkarta.ru/projects/vozdukh/issues/2018-37/hronika/

Share on facebook
Share on twitter
Share on pinterest
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram

Еще записи по теме